Генерал-губернатор Бобриков, Эйген Шауман и крах русификации Финляндии

170620191051Эйген Шауман стреляет в генерал-губернатора Финляндии Николая Бобриков
  16 июня 1904 года в здании финского Сената раздались выстрелы, резко изменившие судьбу Финляндии. Эйген Шауман, чиновник министерства просвещения, трижды выстрелил в генерал-адъютанта Николая Бобрикова – генерал-губернатора Финляндии, командующего войсками Финляндского округа Российской империи.
  Раненый губернатор рухнул навзничь. Эйген приставил пистолет к груди – он будет судьей и палачом не только для Бобрикова, но и для самого себя – и двумя выстрелами в грудь оборвал свою жизнь. Шауману было всего лишь двадцать девять лет...
   Чтобы понять причину произошедшего, обратимся к событиям происходившим немногим ранее.

Финляндия на грани веков

  ХІХ век был временем роста национального самосознания для всей Европы. Именно в  это время у европейских народов сформировалось научное представление о своем прошлом. Наряду с научным осмыслением своей истории происходило и художественное. Появился новый жанр литературы – исторический роман. Имена мастеров этого жанра – Вальтера Скотта или Александра Дюма-старшего знакомы многим читателям и в наше время.
 В ХІХ веке возникает новая национальная литература, творят поэты, ставшие знаковыми для своих наций: Шевченко, Мицкевич, Неруда и другие.
  Не осталась в стороне от общеевропейских процессов и Финляндия. В позапрошлом столетии здесь также набирал силу процесс национального возрождения, со своими неповторимыми чертами.
  В ту эпоху финский язык бытовал в основном в сельской среде. В городах преимущественно звучала речь нации господствовавшей в Финляндии до 1808 года – шведов. Нечто подобное происходило и с другими народам лишенными своей государственности: в городах Чехии господствовал немецкий язык, в городах Украины – язык московитов.
  И вот в ХІХ веке, среди жителей финских городов, говоривших в основном по-шведски, носивших шведские фамилии и часто не владевших родным языком, возникает движение за возврат к своим национальным корням, известное как «фенномания». О сложных процессах, происходивших  впервой половине  ХІХ века, ныне напоминают надписи на могильных плитах «фенноманов»  – рядом с «официальным» (шведским) именами и фамилиями можно увидеть и «родные» финские.
  Настоящим культурным прорывом стал выход в 1835 году «Калевалы» – национального финского эпоса, собранного из отдельных песен и обработанного в единое произведение Элиасом Леннротом.
  Немного отвлекаясь от темы, заметим, что в том веке, были открыты и опубликованы множество эпосов,былин, летописей и прочих литературных памятников разных народов. Достаточно вспомнить «Песни о Сиде», «Кольцо Нибелунга»,  «Слово о полку Игоревом», «Песни Оссиана» «Краледворскую рукопись»... Некоторые из найденных шедевров были быстро разоблачены как фальшивки, возможно, некоторым еще предстоит этого дождаться, но вероятно большинство из них сохранит высокое звание «литературных исторических памятников».
  Но вернемся к «Калевале». Ее публикация доказывала, что финны имеют древнюю историю, ничем не уступающую другим народам Европы. Творчество Леннрота дало новый мощный импульс развитию финского национального самосознания.
  К началу ХХ века финское общество уже четко осознавало потребность в своем независимом национальном государстве. Которое и было создано при первой возможности, появившейся в 1917 году.

Деятельность Николая Бобрикова

  Причиной покушения Эйгена Шаумана стала деятельность Бобрикова в качестве генерал-губернатора Великого княжества Финляндского. На этот пост Николай Бобриков был назначен 17 августа 1898 года по Высочайшему повелению государя императора российского Николая ІІ.
Опираясь на царское мнение, новоиспеченный губернатор решил, что для финнов пришла пора повторить судьбу чуди, мери, веси и других финно-угорских народов, ассимилированных Россией. Об этом красноречиво свидетельствует адресованная российскому императору докладная записка Николая Бобрикова – программный документ преобразования Финляндии.
  Следует отметить, что до той поры Великое княжество Финляндское занимало в Российской империи особое положение: бюджет использовался исключительно для потребностей края, законы создавались местным Сенатом, финны были освобождены от имперской воинской повинности – словом Финляндия обладала значительной автономией
  Бобриков решил с этим покончить. В своей записке он излагает план по ликвидации финской автономии. Основные положения:  объединение армий княжества и империи; введение единого с Россией порядка делопроизводства; упразднение статс-секретариата, финской таможни и денежной системы; государственный статус российского языка; увеличение количества россиян в администрации княжества; создание пророссийских учебников для всех финских школ; издание имперской правительственной газеты; усиление властной вертикали российской администрации.
  Первый удар по финской автономии был нанесен 3 февраля 1899 года царским манифестом о порядке издания общих государственных законов. Из компетенции Сената Финляндии частично изымалось право создания законов, и передавалось имперскому центру. По мнению российской стороны решение о том, какие законы следует считать общегосударственным, а какие – чисто финскими, должен принимать царь.
  Финны справедливо оценили Высочайший манифест как покушения на свои права и свободы. Финские сенаторы прибыли в Санкт-Петербург, чтобы убедить царя отменить февральский манифест. Акция не увенчалась успехом, но финские патриоты не собирались сдаваться. Они составили адрес-протест, который скрепили своими подписями 525 тысяч человек. Передать протест отправилось «Великая депутация» из 500 человек, но это не произвело сильного впечатления на имперские власти.
  Вскоре по финской автономии был нанесен новый удар. Генерал-губернатор Бобриков справедливо полагал, что пока Финляндия имеет свою армию, она будет иметь силы для сопротивления политике ассимиляции.
  Администрация Бобрикова разработала законопроект, урезавший автономия финских вооруженных сил.  Предлагалось уравнять сроки службы и воинскую повинность, а также унифицировать призыв и управление войсками княжества и империи. Кроме того на службу в финскую армию допускались люди из других регионов России.
Бобриков попытался протащить законопроект через сейм, но столкнулся с сопротивлением. Финны не только отвергли проект, но и подвергли резкой критике царский манифест от 3 февраля 1898 года.
  В ответ, 29 июня 1901 года, выходит новый манифест. В нем провозглашалось, что финны обязаны участвовать в защите «Престола и Отечества», и все воинские подразделения Финляндии должны подчиняться военному министру империи и его представителю – командующему Финляндским военным округом. Иными словами, финны должны были служить в царской армии наравне со всеми остальными народами империи.
  Однако одной воинской повинностью все не ограничилось. Наступление на автономию Великого княжества Финляндского велось по многим направлениям. Ассимиляция народа не возможна, пока он сохраняет свой язык и традиционную культуру.
  Успешность русификации была просто не мыслима без притеснения финского языка.
  Не смотря на то, что в Финляндии было всего 0,2% «русскоговорящего» населения, Бобриков активно насаждал российские школы и библиотеки.
  Была создана комиссия по замене «неправильных» школьных учебников, на «правильные», то есть прославляющие царя и империю.
  Без внимания генерал-губернатора Финляндии не осталось и высшее образование. Дабы контролировать финских интеллектуалов, в 1900 году была произведена замена руководства Гельсингфорсского университета. Новым канцлером вуза стал статс-секретарь Великого княжества Финляндского Вячеслав фон Плеве. В активе этого деятеля было участие в создании и принятии нового Устава о воинской повинности, русификации делопроизводства, усиление властной вертикали генерал-губернатора Финляндии.
В дополнение к этому, Бобриков, в 1903 году, получил полномочия взять под личный контроль все учебные заведения Финляндии. Губернаторский контроль лишил работы многих «неблагонадежных» учителей.
  Впрочем, Бобриков прекрасно понимал, что русификации образования явно  недостаточно. Имперское «просвещение» принесет свои плоды лишь в будущем. Для создания стимула учить язык завоевателей здесь и сейчас нужно было нечто иное. Перевод государственного делопроизводства на российское наречие, создавал бы у финской элиты мощную мотивацию изучать официальный язык империи. А там глядишь, и простой народ приобщится к «великому и могучему» языку Бобрикова и Плеве.
  Поэтому в июне 1900 года последовал очередной манифест, принуждавший всех служащих госучереждений Финляндии вести всю документацию исключительно на языке россиян.
  В ответ финский сейм принял франкоязычную петицию об отмене русификаторского постановления, и отправил очередную делегацию в Петербург. Царизм и в этот раз проигнорировал настроения финского общества.
  Для осуществления имперской пропаганды и освещения точки зрения царской власти была создана «Финляндская газета» – официальный орган оккупационной администрации. Первый номер издания вышел в свет 1 января 1900 года. Параллельно с этим был закрыт ряд финских газет.
  Важнейшим фактором интеграции Финляндии в Российскую империю была экономическая деятельность. Было решено связать железные дороги Финляндии с имперскими. С этой целью в 1903 году последний царь из династии Романовых повелел строить мост через Неву, дабы установить прямое железнодорожное сообщение с Финляндией. В том же году (24 апреля) вышло постановление об управлении Финляндской железной дороги.
  Для поглощения финской экономики Россией вводился золотой рубль. До этого в Финляндии пользовались марками. Новый закон от 27 мая 1904 года допускал равное обращение обоих денежных единиц. В след за рублем в Великом княжестве Финляндском появились отделения Госбанка России.
  Политика Бобрикова по ликвидации автономии Финляндии Российской  империей вызывал активное сопротивление финской общественности. Генерал-губернатор Финляндии пытался разрешить возникшее противоречие силой. Для этого Бобриков запросил у царя  особые полномочия.
  26 августа 1902 года был издан закон, поставивший Николая Бобрикова во главе Сената Финляндии. В марте 1903 года царь утвердил новую должностную инструкцию, согласно которой генерал-губернатор становился высшим представителем государственной власти, и мог распоряжаться деятельностью всех государственных институтов (в том числе и учебных заведений) в Финляндии. Бобриков получал полномочия высылать из края ( а по мере надобности и казнить) всех неугодных лиц. Благодаря этому из Финляндии были высланы многие общественные деятели. Следует отметить, что с такими мерами финны столкнулись впервые за всю историю.
  Царь высоко оценивал деятельность Николая Бобрикова на посту генерал-губернатора Финляндии. Рескриптом от 17 июня 1904 года Николай ІІ утверждал, что заслуги Бобрикова впишут «почетное имя в летописях утверждения русской государственности на северной окраине».
  Это предсказание, как и многие другие царские прогнозы, оказались ошибочными.
Большинство российских историков оценивают покушение Шаумана на губернатора Бобрикова как террористический акт. Что ж, убийство всегда останется убийством, но как говорится, дьявол кроется в деталях.
  Акция Шаумана сильно отличается от действий современных террористов, взрывающих дома, поезда и вокзалы, и обрекающих на гибель ни в чем не повинных людей. Это и не бомбометание российских народовольцев, которые вредили своим террором не столько царю и его сановникам, сколько простому народу: случайным прохожим или царским лакеям.
  Поступок Эйгена Шаумана более походит на дуэль, с той лишь разницей, что генерал Бобриков никогда не принял бы вызов от простого финского клерка. Действия Шаумана сродни действиям Джефферсона Хоупа – героя повести Артура Конан Дойла «Этюд в багровых тонах». Движимый жаждой мести, но лишенный возможности наказать своих обидчиков методами приемлемыми для общества, Хоуп вынуждает их к смертельному поединку, в котором и он, и его недруги имели равные шансы, как на победу, так и на смерть.
  Эйген Шауман не имел возможности предложить такие условия Николаю Бобрикову. Шауман принимает решение обменять собственную жизнью на жизнь генерал-губернатора Финляндии. В случае неудачи Шауман за все расплачивался бы собственной жизнью. Впоследствии, было обнаружено прощальное письмо, в котором он брал всю ответственность за покушение на себя.
  Эйген не был безумцем – наоборот, он был хорошим стрелком, охотником и спортсменом, казначеем в «Обществе егерей Финляндии».
  Существуют данные, что одной из задач «Общества» была подготовка бойцов, способных в решительный час встать на вооруженную защиту Родины.
  И действительно, во время первой советско-финской войны 1918 года, среди финских шюцкоров было немало ребят из «Общества егерей Финляндии».
  Мотивом к совершению покушения для Шаумана были не деньги и не страсть убивать. Эйген отчетливо понимал всю опасность царской политики русификации, проводником которой в Финляндии был Бобриков. Шауман не хотел, чтобы его народ постигла судьба чуди или мери. Чтобы финский народ  жил, Шауман решил умереть.

Результаты покушения

  Эйген Шауман погиб на месте покушения. Генерал-губернатор Николай Бобриков получил три ранения, был доставлен в больницу, где умер через несколько часов. Вероятно, его можно было бы спасти, окажись медицинская помощь более квалифицированной.
  Известие о смерти ненавистного генерал-губернатора Бобрикова вызвала поистине всенародное ликование. Финны отмечали события массовыми народными гуляниями и весельем.
  Эти события заставили царя Николая ІІ принять, одно из немногих за всю его жизнь, правильное решение. 22 октября 1905 года российский император подписал манифест, который полностью упразднял все реформы Бобрикова.
  Еще через двенадцать лет царь погибнет от рук своих соотечественников, а Финляндия превратится в успешное независимое европейское государство.
 
Джерело: garmatny.blogspot.com

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Останні новини

Усі новини

us1

Популярні новини


Warning: filesize() [function.filesize]: stat failed for http://i1.ytimg.com/vi/QyqH8Vh5T6U/hqdefault.jpg in /var/www/vh-6373/data/www/sz.uz.ua/modules/mod_junewsultra/img/phpthumb.class.php on line 3375
Найближче оточення президента України Володимира Зеленського працює на країну-агресора.
Донецькі бойовики віддали українським військовим тіло загадково померлого чоловіка.
Усі новини...

Всі права застережено. "Срібна Земля 2014"

Про нас | Зворотній зв’язок | RSS